Интервью с Владимиром Холстининым - Часть 3

В связи со своим 25-летием группа Ария провела тур юбилейных концертов. Первый из них прошел 20 ноября 2010 года! Накануне некоторые вопросы были заданы Владимиру Холстинину. Интервью проводили Александр и Виталий Куликов.

Кроме «Мессии» на «Армагеддоне» песни более безмятежные…
Владимир Холстинин: Текст "Мессии" был написан за один – два года до выхода альбома. Новая песня старых времён, ещё времён "Химеры". Но мы ни как не могли подобрать слова, следствие – песня лежала "на полке". Когда Лобанов принёс мне первую строчку припева - "Придёт мессия, всех поставит на колени" (смеётся) Я говорил: "Игорь, мы уже писали подобную песню на "Крещении огнём". "Ну и что?" – ответил он – "Это будет продолжением". И эти ироничные строчки меня покорили. Игорь очень эмоционально относится к подобным темам, никто ведь не знает, каким путём пошла бы Русь, не будь Крещения. Мы привыкли говорить, что всё было сделано во благо, всё это было прогрессивно, всё это нас продвинуло, но вопрос: Куда продвинуло? Можно долго спорить, но я не историк, пусть историки судят об этом. Мы – дети христианского государства, нравится нам это или нет, и говорим на одном, родном языке. И даже антихрист из песни, взят из тех же писаний. К слову сказать, сама церковь к нам никогда претензий не предъявляла, и я несколько раз слышал, как люди, обличённые саном, говорили, что не слышат в наших песнях антихристианских призывов, а, наоборот, видят богоискательство. Для нас это хорошая оценка, достойная. Нам не хотелось бы выступать в роли экстремистов, потому, что христианство очень глубоко вошло в сознание нашего народа и стало важной составляющей жизни.

Обычно до выхода в свет свежего альбома, новые песни не исполняются. А почему Вы нарушили это правило и некоторые новинки звучали до выхода?
Владимир Холстинин: По вине лэйбла выход альбома задержался на целый месяц, а ТУР весны 2006 года планировался за полгода до этого. Вышла небольшая несуразица, мы едим на гастроли, а альбом выйдет только по прошествии нескольких городов. Техники, звукоинженер, светоинженер, вся туровая команда – работают по строгому расписанию: в какой песне поменять инструмент, в какой что-то настроить, где включить клавиши. В момент, когда происходит смена одной песни в трек – листе на другую, вся туровая команда по несколько минут бегает по площадке, меняя списки задач или вписывая новые. В противном случае может получиться, что дадут не ту гитару, или не вовремя выключат свет, или кто-нибудь уйдёт со сцены. Вот и получилось, когда программа была составлена, отрепетирована, мы столкнулись с тем, что надо кардинально её менять на несколько городов. В этой ситуации решили, что одна-две песни погоду не сделают, и стали играть, так как есть. Поэтому получилось, что первые города слушали «Мессию», которого ещё никто не слышал.

«На крыльях ветра» – это единичное инструментальное выступление за последние десятилетие, вошедшее в «Поле битвы».
Владимир Холстинин: Да, так получилось. У нас до этого была "Мания величия". У нас в планах всегда была задача записать хоровую композицию, которая звучала бы в начале или в конце концерта, как фонограмма. Но когда запись прошла она получилась на столько, красивой, что до сих пор используется в финале наших концертов. Хотя было время, когда мы с этой композиции начинали своё выступление. И на втором альбоме была зарисовка Алика "Память о…". Композицию "На крыльях ветра" я записал за месяц до выхода сингла, сама идея написания этой композиции существовала семь или даже восемь лет в виде отрывков, набросков на компьютере. Я задумывался, о записи сольного альбома, но до этого так и не дошли руки.

А из-за чего?
Владимир Холстинин: Сольные альбомы записывают, когда что-то не устраивает в группе и хочется реализовать себя по другому, записать какую-то другую музыку. Мне с группой повезло, я реализовываю и записываю все мои мысли и идеи вместе с группой. Практически все альбомы АРИИ можно было б рассматривать, как мой сольник в смысле, что мне в них нравится всё. По-другому я и не стал бы писать. Со временем все композиции, что я задумывал для сольного альбома, рано или поздно появляются на альбомах АРИИ. Единственно инструменталка ну ни как не вписывалась, было ощущение, что она ни когда не выйдет. Но тут появилась идею "На крыльях ветра" вставить в сингл. Но на этом опыт выпуска инструменталок я думаю у нас закончился, вряд ли мы ещё раз будем записывать их. Хоть и есть несколько идей и мыслей, но сольник записывать уже точно не буду!

Многие западные коллективы выпускают альбомы кавалеров. В России это не модно. А не хочет ли группа Ария побаловать своих поклонников, выпустив такой альбом?
Владимир Холстинин: Туда вошёл бы хард-рок семидесятых годов, на котором мы выросли: DEEP PURPLE, BLACK SABBATH, GRAND FUNK RAILROAD, URIAH HEEP и многие другие. А из русского я хотел бы сыграть что-нибудь из МАШИНЫ ВРЕМЕНИ и АКВАРИУМА. Мне кажется, мы влили бы немного нашего настроения и упорства в такую композицию как "Держаться корней", но проблема состоит в разрешении вопроса об авторском праве и как её решить непонятно. Композиция "Беспечный ангел" не выходит на концертных CD и DVD, поскольку мы не можем договориться с правообладателем, а те в свою очередь отказываются разрешать нам её выпускать. Вопрос как всегда в сумме гонорара, но те суммы, которые требуют от нас правообладатели просто сферические и сопоставим с выпуском всего диска. А ведь есть ещё авторы, есть исполнители, есть выпускающая компания, которая хочет получить прибыль, а не работать за спасибо…

У Арии есть главная песня?
Владимир Холстинин: Да. Это – «Последний закат». Я теперь боюсь писать песню такую же ёмкую и короткую, у меня ощущение, что такого вдохновения ко мне не придёт и у меня просто не получится. Я рад, что для следующего альбома первую песню написал Дубинин. Начиная со времён «Химеры» все альбомы открывались моими композициями. Первая песня в альбоме берёт на себя определённую задачу, определённое направление. По традиции эта песня должна быть быстрой, энергичной полной жизненных сил. Моментами настигали мысли, что альбом придётся начинать с какой-нибудь необычной медленной песни. Но в тот момент Виталий принёс замечательное произведение. Уже всё отрепетировали, отработали, это будет быстрая и энергичная песня, совершенно не похожая на мои произведения. А «Последний закат», боюсь, повторить не удастся, по крайней мере, для меня.

Появился ли для Вашего коллектива надоевший сингл?
Владимир Холстинин: Таких песен очень много. Я не люблю песню «Небо». И всегда был против ее исполнения на сцене. Ведь придумать я хотел совершенно другое, думал получится «Smoke on the Water». Но мои коллеги меня переубеждают. Говорят, что эта песня как раз для окончания концерта. Веселая и задорная! А для меня даже обидно такое слышать, ведь я хотел написать свое лучшее произведение, а оказалось, получилось все как обычно. Другая песня, которая мне не нравится это «Вокруг света за 20 минут». Когда мы сочиняли ее, то уже в голову ничего не шло. Пришлось голову ломать и хоть то-то придумывать. Про нее тоже в итоге говорили, что она хороша для концовки концерта. И как не странно, это оказалось, правда! Тогда в 1985 году, она пользовалась огромным успехом! А написана она была под впечатлением выступлений финского коллектива SIELUN VELJET, на концерт, которой мы ходили с Аликом. Мы были удивлены, какое шоу они устроили на сцене. На протяжении всего выступления тянулась одна огромная песня, по времена равная полутора часам! Никаких соло не было. Мы заразились и украли их идею, придумав нечто подобное. Но такого успеха не было. Мы не потянули. Но для 1985 года это было круто. Когда проходит время, начинаешь прослушивать свою музыку и понимаешь, что тебе уже не нравится. Видишь свои ошибки, и не понимаешь, как ты мог их допустить тогда. На песню «Чужой» я потратил много времени и сил, но результат меня не удовлетворил. «Белый флаг», отлично подобранное музыкальное сопровождение, но текст песни не достоин. И опять же исход не нравится. «Палач» и «Колизей» мне нравятся, думаю, они удались! Дать оценку своему творчеству невозможно! Очень много усилий и времени уходит на работу. Когда ты пишешь одну песню в течение года, периодически возвращаясь к ней, она настолько приедается, что уже не осознаешь, а как лучше? Что куда добавить или может наоборот убрать. Помимо меня, в Арии есть еще творцы, которые могут, не скрывая оценить твою работу. И ты спокойно можешь им довериться! И при их отрицательной оценке исправить недочеты!

Как Вы думаете, а почему в такой огромной стране Вы единственная настолько известная тяжелая группа?
Владимир Холстинин: Не знаю. Из тех, с кем мы начинали, практически никого и не осталось. Девяностые годы для многих оказались критическими. Мы все эти годы жили одним днём, делали свою работу, не задумываясь, а что будет дальше.

За столько времени, не было ли у Вас желания все бросить?
Владимир Холстинин: Нет. Ни разу не было. Такие мысли нас не посещали даже в пучину девяностых, когда было максимум по пять концертов в год, и мы работали сторожами и дворниками, подрабатывая кто, где и как может, чтобы была возможность платить за помещение и репетировать. В своё время, когда я услышал Ричи Блэкмора, я сразу понял, чем я буду заниматься в этой жизни и чего хочу от неё. И с тех пор гнусные мысли меня не посещали ни разу, сомнения были только профессионального уровня такие как: стоит ли играть той или иной концерт, стоит ли записывать ту или иную песню, надо ли что-то изменить в той или иной композиции. А чтобы вообще поменять – нет. Мы полны жизненной энергией, сил и настроения, и тем, что будем играть, пока на концерте будет хоть один зритель и пока остаются силы. Никто не собирается складывать оружие и убирать в укромный уголок, да и тот факт, что в квартире не осталось место под новый гвоздь, что б повесить очередную гитару!

На правах рекламы:

кофейный аппарат в аренду

облачный майнинг Cloud mining Bitcoin Evolution

© 2018 Информационный сайт «Рок-группа Ария» | Дизайн и контент: WebArtisan.ru