Интервью Артура Беркута - Часть 2

Продолжение интервью солиста группы «АРИЯ» - Артура Беркута.

- Русский рок восьмидесятых годов жестко делят, на профессиональный, ярким представителем которого являетесь вы, и непрофессиональный, которые появились на волне социального протеста. По вашему мнению, подобное деление оправданно?
- Мне тяжело сказать. Мои друзья в Америке, когда я жил там, всегда говорили, если человек получил деньги за свою работу значит профессионал, в не зависимости от того на кого он учился. Можно заниматься чем угодно, и если кому-то это нужно, ты уже профессионал. В те времена было большое количество коллективов, и они играли свой материал, многие эти коллективы считались андеграундными.
Под профессионалами вы скорей всего подразумеваете группы получившие статус в ГосМосконцерте, ими как раз и были «Автограф», «Диалог» и «Ария». Эти коллективы сдавали программы на худсоветах, проходили смотры наподобие «Лейся песня», и конечно был цензорский отбор и много еще чего. Сейчас это может показаться смешным, но в те времена мы оставляли вагон нервов и полжизни на этих худсоветах. Но, все, же собравшись с силами, надевали брючки ботинки, о кроссовках и джинсах нельзя было подумать, до сцены в них было не дойти, сразу развернут, и выступали.

- «Автограф» с успехом гастролировал по зарубежным странам, и даже был выпущен англоязычный альбом. Каков был его успех?
- Нет, успеха не было, сразу после гастролей «Автограф» распался, и не было возможности поддержать новый альбом. Ведь для успеха с ним надо кататься, гастролировать хотя бы с полгода, но этого не произошло. Диск все же смог разойтись, но успеха он не имел, не было поддержки.

- А не возникало желания у группы перебраться на запад. Там же сложный арт-рок был популярен даже больше чем Союзе?
- Не было. Мы были все-таки русской группой, к тому же к этому времени все под устали друг от друга и вечных разъездов, можно сказать «объелись» друг другом. У нас появились семьи, у кого дети и мы разошлись.

- Но вас что-то заставило уехать в США и вернуться потом?
- Я же не уезжал на постоянное жительство, просто заключил контракт в штатах, а по его окончанию вернулся на родину.

- Какие впечатления остались от работы в США? Что поставлено лучше, а может хуже, чем в России?
- Честно говоря мне не хотелось бы сравнивать, все совершенно разное. Работа на студии, с аппаратурой, да и отношение к музыкантам и их проектам совершенно разные. Организация однозначно лучше. По сравнению с ними на границе каменного века, и это не зависит от аппаратуры в вашей студии, насколько она наворочена. Скажите, почему БГ записывает альбомы в Лондоне, Кипелов в Финляндии, кто-то в Швеции? Просто, наши люди не очень умеют работать, и это даже не их вина. Но надо учиться, сейчас есть и специальные школы.
Вот ответственность за материал у нас на порядок выше, у них можно сказать разгильдяйство. Например, у нас, приходя на репетицию, все начинают сразу работать, а там, наоборот происходит очень долгое раскачивание. В той части штатов, где жил я было всерьез воспринимать работу – море, солнце, бананы, пальмы, коктейли и постоянно тепло. И у всех большие, завышенные, требования, нужно не только заплатить всем, но и собрать, привезти и увести, обязательно накормить и подобное. Люди, живущие там, все до единого чувствуют себя звездами. У нас на такое даже времени нет.

- Когда вы входили в состав ZOOOM, были не только исполнителем и гитаристом, но и были автором песен и композитором. Каково нести на себе весь творческий багаж коллектива?
- Мне было это интересно. Все ребята играли не, потому что хотели заработать денег, а в свое удовольствие, даже альбом записывать не хотели. Играли для себя. И я в то время уже работал в Беверли-Хиллз, и тоже имел неплохой доход. Так что все это было для своего удовольствия.

- А какова была ваша работа в Беверли-Хиллз?
- Водитель лимузина. Знаете как Джим Кэрри «Я водитель лимузина, мне можно все…». Работал в адвокатской конторе, не знаю, работает она сейчас, но скорее всего да, была довольно мощная контора. Руководил ей Ричард Хоровиц, который хотел меня, учится в Иерусалим отправить, так и говорил «Ты обязан поехать в Иерусалим». На это я отвечал - «Там же война» - «Да? Все-таки ты обязательно езжай туда» но студентом Иерусалимского университета я так и не стал, хотя почему бы и не попробовать.

- Милости просим, поможем устроиться. Поступайте на юрфак.
- Мне кажется поздновато, но кто знает, что произойдет в жизни.

- Если вернуться к музыке, почему вы не запишите сольный альбом? Ведь, на мой взгляд, собрано предостаточно материала.
- Да материала действительно предостаточно, но для записи сольника нужно много времени и отличная организация. У меня же очень много времени отдано «Арии», у нас много концертов. А сваливать все в одну кучу я не хочу, понимаете, хочется, чтоб люди увидев новую пластинку, сказали «Вау». Тяп-ляп можно дома слепить…

- Но если взглянуть на ваш сайт он открывается предложением о сотрудничестве в качестве сессионного музыканта. Значит, у вас хватает время на работу не связанную с «Арией»?
- Участие в проекте сессионным музыкантом не занимает много времени, приезжаешь, записываешь партию, и свободен. Все это не связано с концертами и выступлениями. Был только один проект предполагавший выступления «Эльфийская рукопись», но, к сожалению, он наслаивался.

- Да, весьма интересный проект. Интересно и как вы отнеслись к столь необычному жанру – металл-опера?
- Мне очень понравилось. Не могу сказать есть ли спрос в России, но принимали нас хорошо. У меня даже было три – четыре выступления с ребятами, но потом спектакли стали совпадать с концертами, публика возмущалась, почему нет Беркута, и пришлось отказаться.

- Какие группы, по-вашему, можно назвать открытием на западной или российской сцене?
- Меня зацепили скандинавы. Из российских можно назвать «Пять диезов» и «Аматори» весьма не плохой проект, но слизанный практически целиком, но сделан отлично. Хочется слушать такое, чтоб не убивалась душа. У «Арии» песни зритель может подпевать с любого куплета, достигнуто это благодаря Виталию Дубину, его аранжировками на русских мелодиях. Поэтому песни «Арии» запоминающиеся и распевные.

- Артур, у вас в репертуаре много песен на историческую тематику, а вы как, интересуетесь историей?
- Не могу сказать, что сильно интересуюсь, по моему мнению, для музыки которую играем мы это больше подходит по стилю. Такая тематика лучше других ложится.

- За политикой следите?
- Да слежу. Хотя есть ли в этом смысл? Знаете политика как большой цирк, и мне как потомку циркачей, нравится наблюдать, за действием, обсуждениями, какими-нибудь выборами. Но это даже смешно, если честно, хоть смех и сквозь слезы.

- Скоро «Арии» исполняется 25 лет, и вы скоро 30 лет на сцене. Не пугают юбилеи?
- У меня не остается времени думать над этим, если осталось время, наверно, испугался. Вокруг меня происходит много всего интересного, на подобные размышления не остается времени. Я не ощущаю тяжести юбилейных дат, и это радует.

- В Израиль вы привезли новую программу «Бой продолжается». Борьба с чем?
- Все наши песни на вечную тему войны зла с добром. И Рита Пушкина пишет так, что любой найдет что-то свое. Я считаю, что бороться надо, надо искоренять зло.

- Это не первый ваш визит в Израиль.
- Да приезжали-с

- Понятно, что концертная сетка не дает выбора ехать или нет, но у вас лично есть желания возвращаться, привлекает вас что-то сюда?
- Мне очень нравится Израиль. Единственный минус – граница, хочется пройти ее быстрее, хотя я понимаю, что это в целях безопасности и терплю. Мы прилетаем ненадолго, прилет вечером, концерт, отлет утром. А хочется прилететь на пару недель вместе с семьей, отдохнуть. К сожалению сейчас это проблематично.

- И почему? Перестали давать визы, отменили самолеты…
- Дети, подрастут мои, и тогда обязательно и с удовольствием …

На правах рекламы:

http://apple-service.ru/ сервисный центр apple. Стать региональным сервисным центром.

© 2018 Информационный сайт «Рок-группа Ария» | Дизайн и контент: WebArtisan.ru